sempre_idem (sempre_idem) wrote,
sempre_idem
sempre_idem

Отцы и дети

В 9 классе, написав о Базарове, я прошла отборочный тур на республиканскую олимпиаду.
Не помню, какие основы я там потрясла и что опровергла – художественную литературу уже и тогда читала, как историю своих знакомых: ориентироваться в происходящем в дворянских усадьбах мне не составляло труда. Базаров был совершенно мой ровесник, отношения со временем не складывались никогда – ни с возрастом живущих рядом, ни с вековыми расстояниями, разделяющими меня и близких. O tempora – я была с ними запанибрата. Антитеза «отцы и дети» казалась мне бессмысленной тогда – и продолжает казаться сейчас: разве человечество меняется? Эталонный человек рождается готовым: у него всегда ум и ответственность взрослого, нравственность и эмоции ребенка. Все, что происходит потом – это или болезнь, уничтожающая разумное, доброе, вечное, или богатырское здоровье, позволяющее отшлифовать данность - дополнить её важными, но не принципиальными частностями. Столкновение идет не по принципу «отцы-дети» - по более глубокому и неявному разделу: здоровье-болезнь. Я встречала взрослых людей, назвать которых «отцами» не поворачивался язык: в том, школьном, примитивном смысле. Уж если оставлять в словаре это слово, то применительно к детям, которые осознали сложность бытия, не изменив себе ни на йоту: своему детству не изменив. Здоровое человечество – детское по смыслу. Но большой детский человек отличается от маленького тем, что детство в нем – драгоценный артефакт, не поддающийся распаду, резервация личности, которую детскость не ограничивает ни в долге, ни в мужестве, ни в терпении, ни в сострадании. Детство – это время вселенской порядочности, и краденные в колхозном саду яблоки тому не противоречат. Седина в бороде – не показатель взрослости, а вот бес в ребре – может. Угнездившийся в ребре бес может в мгновенье ока превратить детского человека в омерзительно-взрослую особь: инфантильную, безжалостную, идущую по трупам доверившихся ему детей.
Эта…, которую полюбил мой бедный Базаров, была взрослая баба, угробившая детского героя. Ненавижу.
Я люблю отцов, которые дети, и детей-отцов: это один и тот же человек, и любое противопоставление – признак шизофрении. Которая, конечно, может быть темой художественной литературы - но написанной в назидание растущим детям. Чтобы они скрупулезно и пристрастно отнеслись к риску своего изменения.
Subscribe

  • Папа

    Смотреть на фотографию папы я научилась через 7 лет, писать о нём – через 10, писать почти весело – через 15. Такие сроки папа не одобрил бы. Пафоса…

  • (no subject)

    Давид Артёмович обратил внимание родителей на факт, что у него появилась банка, куда решено складывать денюшки. Потому просит называть себя…

  • (no subject)

    Долгая, долгая жизнь состоит из нескольких мелодий, выдергивающих воспоминания о всякой любви. Стоило появиться человеку – стоило впасть в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments

  • Папа

    Смотреть на фотографию папы я научилась через 7 лет, писать о нём – через 10, писать почти весело – через 15. Такие сроки папа не одобрил бы. Пафоса…

  • (no subject)

    Давид Артёмович обратил внимание родителей на факт, что у него появилась банка, куда решено складывать денюшки. Потому просит называть себя…

  • (no subject)

    Долгая, долгая жизнь состоит из нескольких мелодий, выдергивающих воспоминания о всякой любви. Стоило появиться человеку – стоило впасть в…